Форум » ВСЁ ОБ ОТИСЕ » ЛЕНТА НОВОСТЕЙ ДЖЕФФА ЛИННА - 2 » Ответить

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ ДЖЕФФА ЛИННА - 2

Goldenday: Джефф поучаствовал в альбоме Регины Спектор 'Far'. о Регине Спектор: Родилась в 1980 году Москве. В 1989 году, во время Перестройки, вместе со своей семьей переехала в Нью-Йорк и поселилась в Бронксе. Получила классическое музыкальное образование по классу фортепиано, закончила консерваторию в штате Нью-Йорк при Purchase College, по классу композиции. Закончила еврейскую религиозную школу. Автор текстов и музыки, Регина Спектор исполняет свои песни, аккомпанируя себе на фортепиано или гитаре. Трудно определить жанр, стиль и направление творчества Регины Спектор: его называют anti-folk, но в нем есть что-то и от панка, и от инди-рока, и от классической музыки (Регина получила классическое музыкальное образование сначала в России, а затем в Нью-Йорке, у профессора Сони Варгас). Ее сравнивают с Бьорк, с Тори Амос, с Ван Моррисоном. Но она все же совершенно оригинальна. Лирика Регины нарочито интеллигентна, с многочисленными культурными реминисценциями — Эдип, Самсон, Эзра Паунд, Пастернак, а музыка экономна и изящна, как классические японские стихи. Самое главное - то, как она умеет играть голосом.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Storiesofold: Кто такой Коля Жильберов? Там русские чтоль заправляют?

Voldar: А Джефф все по ресторанам ,самая свежая фотка от 8 сентября.

Goldenday: Совсем, видать, расслабился.

ТНЮ: Хочется за руку схватить и потрясти, бормоча "спасибо, спасибо!"

AlexYar: А может он уже заранее, так сказать, гонорар за будущий альбом "оприходует"!?

Voldar: Одному квасить как-то не по-английски, наверно обмывать новый альбом корешей бы позвал.

AlexYar: Кореша не попали в кадр, хотя фрагмент одного из них всетаки присутствует справа от Линна!

Goldenday: Собрался с силами и перевёл интервью, взятое у Линна в 2006 (2007) году. Большая благодарность Lenandana за помощь в спорных моментах текста. Up a winding road in Benedict Canyon - on of Hollywood's starriest addresses, home to half of the Red Hot Chili Peppers and Eddie Murphy - there lives an Englishman whose music is far better known than he is himself. We have all heard of Jeff Lynne: he's that guy with the curly hair and dark glasses who used to lead the Electric Light Orchestra, Harrison's mate in '80s supergroup The Traveling Wilburys who was brought in to produce The Beatles's post-Lennon reunion in 1994. And didn't he work on solo albums by McCartney, Harrison and Starr at some point? These days Lynne is best known for Mr Blue Sky, an effervescent ELO tune from 1978, the 21st-century omnipresence of which - along with 1976's Livin' Thing - have taken centre stage in DJ Sean Rowley's hit Guilty Pleasures radio show. Both songs epitomise the "...but I like it" vibe of this larky romp through the archive. You still see his name on album credits from time to time - most recently as the producer of Tom Petty's Highway Companion - but actual sightings of Lynne have become rare indeed. He popped up briefly in London last year to receive Q's coveted Icon Award, but he hardly ever gives interviews. His music, by contrast, is not the shy and retiring type. ELO were one of the most flamboyant bands of the 70s, their concerts wildly OTT spectacles of Floydian dimensions. In 1978 they defied the media ruckus surrounding punk and new wave to become the biggest selling rock act in the UK. On the afternoon Q pays a visit, Lynne looks suitably iconic: the hairstyle and glasses are the same he's worn for the rast 30 years. As he greets the first journalist to be admitted to a house he bought to years ago, when he sold his Warwickshire pad and moved full-time to the US, Lynne comes across as more expat than he does L.A. The Brummie accent is intact and there's no suntan. Like the career of its owner, Lynne's pad is hard to take in at a glance. The security gate opens on to a pathway leading to a comfy, single-storey ranch-style villa. Behind it, a much larger building tumbles down the hillside. This contains a galleried room the size of a small concert hall housing a clutter of amps, guitars and microphones and, at the end, a pool table. This is very much the older muso's bachelor pad. Though Lynne talks often and fondly about his current girlfriend, and mentions his two grown-up daughters by a long-lost marriage, both of whom now live on the West Coast, none of these women have left much of an impression around here. Recently Lynne has been spending his days tidying up some Wilburys tapes for a boxset. Aside from sleeping, the activity that takes up most of his downtime, he says, is watching English Premiership matches on the flatscreen TV. He's friendly but he's also very wary. At one point Lynne gestures for the tape player to be turned off while he outlines some ancient ELO spat. Days later his manager is on the phone, twice, relaying requests from Jeff that two seemingly innocuous bits of Beatle anecdotage be omitted. But he's touchingly hospitable. Before the talking stars in earnest Lynne proposes a cup of tea for both of us, which he makes himself. After rummaging in a cupboard for the tin of PG Tips tea bags, he inspects the interior of a lightly stocked fridge and discovers that there's no milk. Would powdered be OK? We carry our mugs of British builder's best out to a patio and sit down beside an ornamental pond where large carp mooch picturesquely to and fro. Вверх по извилистой дороге, в Бенедикт-Каньоне - одном из голливудских звёздных адресов, на полпути между владениями Red Hot Chili Peppers и Эдди Мерфи живет англичанин, чья музыка гораздо лучше известна, чем он сам. Мы все слышали о Джеффе Линне: о том, что он парень с курчавыми волосами в темных очках, которые использовал, возглавляя Electric Light Orchestra, близкий приятель Харрисона в супергруппе 80-х Traveling Wilburys, человек, которому в 1994-м была поручена роль продюсера при воссоединении Beatles пост-ленноновского периода. И разве не работал он на сольных альбомах Маккартни, Харрисона и Старра в полном смысле слова? В эти дни Линн лучше всего известен благодаря "Mr Blue Sky", бурлящей мелодии ELO 1978 года, которой уютно и в 21 веке наряду с песней 1976 года "Livin' Thing": обе заняли центральные места среди хитов радио-шоу диджея Шона Роули. Эти песни отображают "..однако мне это нравится" весёлую атмосферу, пронизывающую его песни. Время от времени вы всё ещё встречаете его имя в составе участников альбома. Совсем недавно как продюсера альбома Петти "Highway Companion", но фактические появления Линна стали довольно редкими. На короткое время он неожиданно появился в прошлом году в Лондоне для получения желанной премии Q Icon, но взять интервью у него крайне тяжело. Тип его музыки, напротив, не робок и застенчив. ELO - одна из наиболее ярких групп 70-х годов. Их концерты с выходящими за рамки бурными зрелищами были флойдовских масштабов. В 1978 году они, вопреки шумихе СМИ вокруг панка и новой волны, совершили крупнейшие продажи рока в Великобритании. Во второй половине дня наношу визит. Линн выглядит соответствующим статусу: стрижка и очки те же, что последние 30 лет. Он поздравляет первого журналиста, допущенного в дом, купленный годы назад, когда Джефф продал свой Уорикширский дом и переехал на постоянное местожительство в США. Линн не производит впечатления местного, несмотря на долгие годы жизни в Лос-Анджелесе. Его бирмингемский акцент сохранился, не видно и загара. Как и его карьеру, жилище Линна трудно охватить одним взглядом. Ворота распахиваются, открывая дорожку, ведущую к удобной, одноэтажной вилле в стиле ранчо. За ней гораздо более высокое здание спадает по склону холма. Там находится галерейная комната размером с небольшой концертный зал с кучей усилителей, гитар и микрофонов, а в конце расположен бильярдный стол. Это очень древнее холостяцкое жильё. Хотя Линн часто и нежно упоминает о своей нынешней подруге и двух взрослых дочерях от давних браков, обе из которых в настоящее время проживают на Западном побережье, дом не несёт больших отпечатков ни одной из них.. Недавно Джефф проводил время, разгребая для бокс-сета некоторые ленты Traveling Wilburys. Помимо сна, большая часть его cвободного времени, говорит он, посвящена просмотру английских премьер-матчей по ТВ панели. Он дружелюбен, но вместе с тем очень насторожен. В какой-то момент Линн делает жест в сторону магнитофона, чтобы выключить его, когда в общих чертах рассказывает о старых размолвках ELO. Через несколько дней его менеджер по телефону дважды передаёт просьбы Джеффа, чтобы два небольших, безобидных на взгляд, анекдота о Битлз были исключены. Однако он трогательно гостеприимен. Прежде чем заговорить всерьёз о главном, Линн предлагает выпить чаю, который сам и готовит. Порыскав в шкафу в поисках жестяной коробки и достав оттуда чайные пакетики, он инспектирует внутренность слегка заполненного холодильника и обнаруживает, что молока нет. "Будет порошковое, хорошо?" Мы наполняем наши кружки лучшим британским чаем и выходим в патио, чтобы присесть возле декоративного пруда, где туда-сюда живописно плавает большой карп. Продолжение следует...

Voldar: Ждем с нетерпением,заинтриговали....Но футбольчик Джефф все таки продолжает смотреть,в этом сезоне его любимая команда наконец вышла в премьер-лигу и неплохо стартовала.

Goldenday: Voldar пишет: Ждем с нетерпением,заинтриговали.... Тогда лови вторую часть! Q: Why has a tea-drinking, footie-loving Brummie bloke like you given up on living in England? JL: I haven't really given up on it, I just love the weather here. It sounds a bit pathetic, but it does make me happy, the weather. It's that. "Mr Blue Sky" thing. Plus my girlfriend Camelia lives here. But I loved England on this last trip back for the Q awards. It was my first time there since the Concert For George (Harrison's memorial show at London's Royal Albert Hall) four years ago. I was amazed how much things had changed. Q: What did you make of the glitzy retail Mecca that has transformed the centre of your hometown? JL: I didn't actually go to Birmingham. But I've seen what's been happening to it on the news on my computer. Q: I thought you might have wanted to visit the football club (Birmingham City FC) that you and Jasper Carrott were rumoured to be interested in buying. JL: Somebody made that up! It was actually me and Trevor Francis (a former player and manager of the club), who's my old pal who I've known since he was 16, that talked about it, but it was just talk. I listen to his commentary on the internet every week. He's coming to stay with me in the new year, Trevor, with his wife. Q: How about some of your other mates from the early days. What's (former ELO member) Roy Wood up to? JL: He's moved to Derby, I think, but I haven't seen Roy for a long time. Not cos I didn't want to, we just lost touch. Q: So there are no hard feelings about the musical differences that led to the break-up of the first ELO (in 1972 Wood quit the band to form Wizzard). JL: Nah. That was childish, but we were both children at the time, 24 or something. And neither of us had ever collaborated before. We were both bandleaders. When I joined (Wood's 60s band) The Move at the end I thought we'd write songs together, but that never happened. Neither of us could take not being in charge. It was strange. Even though he left without saying anything. I really liked Roy, he was an amazing musician. He could play seven instruments. Q: Was the ELO string section Roy's idea then? JL: Not exactly, that came from two years of us talking down the pub, never knowing how it was gonna work. When we finally did it live, it was a shambles. At our first gig at the Greyhound in Croydon it took us two hours to play seven songs. Roy couldn't find his sello, the tunings were all out. It was comical in a way. Q: There were quite a few real originals that came out of the West Midlands in the late '60s and early '70s - Slade, Robert Plant, Black Sabbath... JL: Yeah. The Moody Blues were the first. I thought the best time was actually in the '60s, when there was a real camaraderie between the groups, none of whom had made it, except The Moody Blues. People such as Noddy Holder, Robert Plant, me, we'd all play the same pubs, or hang out down the Rum Runner (long-running Brummie club). When I got a job playing guitar and singing in my first group in 1966 it was beyond my wildest dreams. I couldn't believe I was going to be a professional musician and make as much money as my dad when I was only 18! Q: What did he think? JL: He didn't mind. He was a foreman on the roads department of Birmingham Corporation. He worked very hard, had to get up at six in the morning. He knew I didn't wanna do that. It was my mum who was always more worried. When I went back home to their house during the Out Of The Blue tour in about 1978, I said to her, "Innit good, eh?" And Mum said, "Oh, you did look a wreck on the TV." Nothing about the music, the hits, and all that, and I was like, "Thanks a lot, Mum." And I went and put on these shaded sunglasses, and she said, "Don't put those things on indoors, you look ridiculous!" Q: Почему вы, такой бирмингемский парень, любитель футбола и чаепитий, отказались от жизни в Англии? JL: На самом деле я не отказался от неё, просто люблю здешнюю погоду. Звучит немного умилительно, но она делает меня счастливым. Это так. Песня "Mr Blue Sky" плюс моя подруга Камелия, живущая здесь. Однако Англия мне очень понравилась в прошлую поездку для получения награды. Я тогда приехал впервые за четыре года после"Концерта для Джорджа" (памятного шоу в честь Харрисона, состоявшегося в Лондонском королевском Альберт Холле). И был поражен, насколько ситуация изменилась. Q: Какие впечатления у вас от изменений в центре родного города? JL: На самом деле я не был в Бирмингеме. Но в курсе происходящего там из новостей на моём компьютере. Q: Я думал, в ваших планах посетить футбольный клуб Бирмингем Сити FC, насчёт покупки которого вы интересовались вместе с Джаспером Кэрротом, ходили такие слухи. JL: Это чья-то выдумка! В реальности это были я и Тревор Фрэнсис (бывший игрок и менеджер клуба), мой старый приятель, которого я знал ещё когда ему было 16. Он говорил об этом, но это всего лишь слова. Я еженедельно по интернету слушаю его комментарии. Тревор с женой в новом году приезжает ко мне в гости. Q: Как насчет других ваших товарищей ранних времён. Что замышляет Рой Вуд (бывший член ELO)? JL: Думаю, он переехал в Дерби, но я не видел Роя в течение длительного времени. Не потому что не хочу, просто мы потеряли связь. Q: Итак, нет тяжёлых чувств по поводу музыкальных разногласий, которые привели к распаду первого состава ELO? (в 1972 Вуд покинул группу, чтобы сформировать Wizzard). JL: Неее. Это было ребячество, мы оба были детьми в то время, в возрасте 24-х или около того. И до этого никто из нас никогда не сотрудничал. Оба были лидерами группы. Когда я присоединился к Move, я думал, в итоге мы будем сочинять песни вместе, чему не суждено было случиться. Никто из нас не готов был смириться с тем, что не будет руководить процессом. Это было странно. Даже Рой ушел, ничего не сказав. Он мне действительно нравился, удивительный музыкант. Умеет играть на семи инструментах. Q: Рою принадлежала идея создать струнную секцию ELO? JL: Не совсем так. Она обсуждалась нами два года во время походов в пабы, но мы не знали, как это сработает. Когда же, наконец, исполнение вживую состоялось, царил полный хаос. На первом концерте в Грейхаунде в Кройдоне нам потребовалось два часа, чтобы сыграть семь песен. Рой не мог отыскать свою виолончель, настройки все были сбиты. Комедия в определённом смысле. Q: Немало настоящих оригиналов вышло из Западного Мидлендс в конце 60-х и начале 70-х: Slade, Роберт Плант, Black Sabbath ... JL: Да. Первыми были Moody Blues. Думаю, лучшее время действительно было в 60-х, когда были настоящие дружеские отношения между группами, ни одна из которых не понимала этого, за исключением Moody Blues. Такие люди, как Нодди Холдер, Роберт Плант, я, мы все играли в различных пабах, или в конечном счёте тусовались в Rum Runner (старейший Бирмингемский клуб). Когда я получил работу гитариста и певца в своей первой группе в 1966 году, это было выше моих самых смелых мечтаний. Поверить не мог, что становлюсь профессиональным музыкантом и зарабатываю столько же денег, сколько мой папа, хотя мне было всего 18! Q: Что он подумал? JL: Он не возражал. Работал бригадиром в дорожном департаменте Бирмингемской Корпорации. Работа была очень тяжелая, приходилось вставать в шесть утра, и он знал, что я не хочу этого делать. Мама же всегда очень волновалась. Когда я как-то вернулся домой во время тура Out Of The Blue примерно в 1978, я спросил у неё: "Правда ведь хорошо, а?" А она отвечает: "Ах, ты выглядел развалиной по телевизору". Ничего ни о музыке, ни о хитах, ни об остальном. Я в ответ что-то типа: "Большое спасибо, мама". Взял да надел тёмные очки, а она и говорит: "Не носи эту вещь в помещении, нелепо выглядишь!" продолжение следует...

Voldar: Вот так подробности. Оказывается, Джефф даже хотел вложиться в любимый клуб, понятно почему он там почетным болельщиком. А насчет очков и мамы вообще с предыдущими слухами не вяжется.

Goldenday: Ага, я тоже на многие вещи взглянул под другим углом. Продолжаем? Q: You don't seem to have taken them off since. JL: Well, as soon as I started wearing them, nobody mentioned me eye bags any more. And it did get to the point where I couldn't take them off. I wore them to play football, tennis; even when I was on my own. But now my girlfriend says, "I love your eyes, take your glasses off, please." So for her, I do. Q: How did you come to know The Beatles? JL: I first met them while they were recording The White Album and I was in London one Sunday making (pre-The Move outfit) The Idle Race's first LP. Our engineers knew the guys at Abbey Road and they took us up there to say hello. I remember John and George wearing these little Fair Isle sweaters. I can still see Paul playing Why Don't We Do It In The Road? on a jazz bass, and I remember the incredible snare drum sound Ringo was getting on Glass Onion, which drove me up the wall. To be in the same room as the four of them caused me not to sleep for, like, three days. Q: Your music has often been compared to the Beatles. Your vocals, in particular, often sound to me like George Harrison's. JL: Really? Wow, thanks. I wonder if that's because the sound posh people make is different from the sound that us who speak dialects make. Maybe it's an industrial thing. Q: How did you and George become such great friends? JL: This started in 1986, when George sent a message, via our mutual friend Dave Edmunds (rockabilly guitarist with Rockpile who produced McCartney and wrote songs with Lynne), asking if I would produce his solo album, Cloud Nine. I had to go and meet him at his house in Henley, which was pretty scary, going to meet one of your all-time heroes. But we went for a ride on his boat on the lake, and he said, "Don't put your hands on the sides cos we're going through some tunnels. Just grip with your bum." So that put me at ease. Q: Strange that you still felt so in awe of him, since by then you were pretty famous yourself. JL: Yes, but George represented a whole new world to me, a world of great luxury. I'd been working so hard that I'd never done the kind of things I did with him. We ended up going on holiday to Australia to watch Formula 1. We wrote When We Was Fab together while we were there in some rich bloke's house in some wonderful resort. We did so much together... used to have concerts in his house with Ravi Shankar, all sorts. George was incredibly kind to me. Q: How did you feel when he invited you to produce Free As A Bird for the Beatles Anthology project over George Martin? JL: That was the hardest thing I've ever attempted. Paul was naturally sceptical and he started having a few digs at first until he realised I was there to help all of them get it done, not just to go, "Oh, let's do it like George (Harrison) says!" But I loved every second of that studio banter - 25 years of pent-up Beatles banter... how wonderful to be one of the few people who's ever heard that. Q: Didn't you find yourself nervously wondering what George Martin would have done? JL: I wasn't wondering how he would have done it, I was more bothered trying to figure out how I was gonna do it! George never had to pull a voise off a cassette (Lennon's home recording of Free As A Bird) and use it as a lead vocal. And there's no gadget yet invented that will make that happen. It was so scary because what if I fucked it up? At the end, after he heard it, Paul gave me this great big hug and said, "Oh, John, give me a kiss." Q: Aside from your technical skills you obviously have a talent for dealing with pretty large egos. Was this a help in The Traveling Wilburys? There must have been a bit of competitive attitude flying around. JL: It wasn't like that. What made the Wilburys remarkable was that four of us would be slumped around a table, not doing much, and then when Bob showed up, cos he was always a bit late, we all livened up immediately. That's when things got started. Everyone was in awe of Bob, even George. I've seen him watching him through the crack of a door, going to the rest of us, 'See here, that's Bob Dylan!" He was a terrible Bob freak, George. Q: Вы, кажется, не снимаете их с тех пор. JL: Ну, как только я начал носить их, никто больше не упоминал про мои мешки под глазами. А затем пришёл момент, когда я уже не мог без очков. Они были на мне при игре в футбол, в теннис, и даже когда я был наедине с собой. Но теперь моя подруга говорит: "Я люблю твои глаза, сними очки, пожалуйста." Ну и снимаю ради неё. Q: Как вы познакомились с The Beatles? JL: Я впервые встретился с ними, когда они записывали Белый Альбом. Как-то в воскресенье, находясь в Лондоне, я работал над первой пластинкой Idle Race (предшественницей The Move). Наши инженеры знали ребят с Эбби Роуд, и те приняли нас у себя, чтобы поприветствовать. Помню, Джон и Джордж носили такие узорчатые вязаные свитера. До сих пор вижу, как Пол исполняет песню Why Don't We Do It In The Road на джазовой бас-гитаре. Помню невообразимый звук малого барабана Ринго, исполнявшего Glass Onion, который сильно доставал меня. Побыв в одной комнате с этой четверкой, я не мог спать дня три, наверное. Q: Вашу музыку часто сравнивали с Beatles. В частности, ваш вокал для меня частенько похож на Харрисоновский. JL: Действительно? Вау, признателен. Интересно, не потому ли, что превосходное звучание, создаваемое людьми, отличается от обыденного, где в речи присутствуют диалекты. Возможно, это заслуга промышленности. Q: Как Вы и Джордж стали такими большими друзьями? JL: Это началось в 1986 году, когда Джордж послал сообщение через нашего общего друга Дэйва Эдмундса (рокабилли-гитариста, участника Рокпайл, продюсировавшего Маккартни и сочинявшего песни с Линном), спрашивая, не хотел бы я стать продюсером его сольного альбома Cloud Nine. Я пошёл и встретился с ним в его доме в Хенли. Было довольно страшно встречаться с одним из твоих кумиров всех времён. Но мы поехали кататься на его лодке по озеру, и Джордж произнёс: "Не разводи руки в стороны, потому что мы пересечём несколько тоннелей. Просто крепко сиди на своей заднице." Так что моё смущение сразу ушло. Q: Удивительно, что вы всё ещё испытывали благоговейный трепет от него, поскольку к тому времени сами были весьма знамениты. JL: Да, но Джордж символизировал для меня целый новый мир, мир большой роскоши. Я был решительно настроен на работу и никогда бы не достиг того качества песен, что сотворил с ним. Закончив, мы съездили на праздники в Австралию посмотреть Формулу 1. На чудесном курорте вместе написали When We Was Fab, пока находились там в доме одного богатого парня. Мы сделали так много вместе... Устраивали в его доме всевозможные концерты с Рави Шанкаром. Джордж был невероятно добр ко мне. Q: Каковы были ващи ощущения, когда он предложил вам продюсировать песню Free As A Bird для битловской Антологии вместо Джорджа Мартина? JL: Это была тяжелейшая задача, с которой я когда-либо сталкивался. Пол с присущим ему скептицизмом, первое время занимался подколками:"Ах, давайте сделаем это, как говорит Джордж!", пока не понял, что я не просто так пришёл, а чтобы помочь им всем добиться результата. Однако каждую секунду подтрунивания я обожал в этой студии - 25 лет предвкушения битловского трёпа... Как же чудесно быть одним из тех немногих, кому суждено услышать это. Q: Разве вы с волнением не задавали себе вопрос, что вышло бы у Джордж Мартина? JL: Меня не волновало, как бы это получилось у него, я больше беспокоился, пытаясь выяснить, как это сделать мне! Джорджу никогда не доводилось брать голос с кассеты (имеются ввиду домашние записи Леннона песни Free As A Bird) и использовать его в качестве ведущего вокала. К тому же для этого не было никаких приспособлений. Мне было так жутко: а что, если я облажаюсь? Уже по завершении, после того как услышал результат, Пол крепко обнял меня и произнёс: "О, Джон, поцелуй меня". Q: Помимо технических навыков вы явно обладаете талантом ладить с людьми, у которых большое самомнение. Помогало ли это в Traveling Wilburys? Ведь там, должно быть, витали в некоторой степени конкурентные отношения. JL: Было не так. Что отличало Wilburys, это то, что четверо из нас, собравшись за столом, мало чего добивались, а с появлением Боба, всегда немного задерживавшегося, сразу наступало оживление. Вот когда дело начинало двигаться. Все были в восторге от Боба, даже Джордж. Я видел, как он наблюдал за Диланом сквозь дверную щель, подзывая остальных: "Смотрите сюда, это Боб Дилан!" Джордж был страшным поклонником Боба. Окончание следует...

Voldar: Goldenday пишет: Что отличало Wilburys, это то, что четверо из нас, собравшись за столом, мало чего добивались, а с появлением Боба, всегда немного задерживавшегося, сразу наступало оживление. Вот когда дело начинало двигаться. Все были в восторге от Боба, даже Джордж. О как,Боб - душа команды,ни за что бы не поверил.

Goldenday: Признаться, для меня тоже это стало открытием, ведь по виду Дилан - настоящая бука в жизни. И завершение: Q: It was interesting how you made the transition to the Wilburys' mellow, rootsy stuff from ELO and their mad arrangements, extravagant stage shows with spaceships and whatnot. What was going through your mind at the point? JL: Not much. Touring was never a big thing for me. Once I'd got into multi-tracking I never wanted to go out on tour again. I just wanted to play with the tape recorders, making up new things, not stand onstage playing the same songs every night while thinking about something different. I was never like one of those frontmen who jumps up and down. I was almost hiding behind that spaceship, the flying saucer on Out Of The Blue. That was management's idea. Q: What about the incidental benefits of touring in the '70s. Did you find time for any of them? JL: Oh, I did. We all had fun going on tour for months on end. Doing stuff. Q: What sort of stuff? JL: It usually involved getting drunk. I used to love getting drunk in all the bars across America. I liked a bit of dope now and again. Pot. But I've never done coke. Not that I mind if anyone else does. Q: How do you feel about many of your old ELO tunes enjoying this strange afterlife as "quilty pleasures"? JL: At first I thought, "They're taking the piss", but to be a Number I taking-the-piss record is better than being 99th. Pop music is a serious craft, and if it gets through to you, it's done its job. Some of the nice lads I met at the Q Awards said as much. James Dean Bradfield of the Manics told me, "Writing a proper pop song, like yours, is what I wanna do." It's hard, but I think it often lasts better than something that takes itself more seriously. Q: Did you think you'd come up with a classic when you finished Mr Blue Sky? JL: No. I liked the bouncing beat but I remember sitting in the mastering suite and thinking, "It's got no dynamics, not enough top, not enough middle, not enough bass." And fuck, was I ever wrong. It's been played to death ever since. Paul said a nice thing about it the other day. Q: Paul? JL: McCartney. He said, "That's a song that's found its time, because people love optimism and everything's gloomy at the minute." Q: So after conquering the world three times over with ELO, The Beatles and The Thaveling Wilburys, what's left to do? Is there anybody out there you really admire but haven't worked with yet? JL: Not really. I've been incredibly lucky. I've worked with all the people I grew up loving, like The Beatles, Roy Orbison and Bob Dylan, and most of them have gone on to become friends as well. I've lived every fan's dream. While he escorts me to the gate, Lynne tells the story of how he first met Tom Petty. He was out walking in Los Angeles one day - rather than driving, the way most locals do - when Petty recognised him, stopped his car and suggested they write some songs together. Just like that. The result was Petty's first album without the Heartbreakers, Full Moon Fever, many of whose finest tracks, such as Free Falling and Running Down A Dream, featured melodies by Lynne. Not many people know this, Q remarks. Maybe they would if you did more interviews. "It may sound peculiar but I like to let the music talk for me," Lynne giggles, "It doesn't speak Brummie, my music, so you can actually understand it." Q: Насколько было интересным совершить переход к расслабленности Wilburys, к материалу, основанному на этнических мотивах, от безумных аранжировок ELO, экстравагантных сценических шоу с космическим кораблём и многим другим. Что происходило в вашей голове в тот момент? JL: Ничего особенного. Tурне никогда для меня не являлись чем-то значимым. Как только я увлёкся многодорожечной записью, у меня отпало всякое желание снова ездить на гастроли. Мне просто хотелось возиться с магнитофонными записями, создавая новые вещи, а не выступать на сцене, играя каждую ночь одни и те же песни, при этом думая о чём-то своём. Я никогда не был одним из тех фронтменов, которые прыгают вверх и вниз. Я практически прикрывался моделью космического корабля на туре Out Of The Blue. Эта идея принадлежала менеджменту. Q: А как насчет маленьких радостей от туров 70-х. Вы находили время для таковых? JL: Ну, да. Мы все весело катались на гастроли в течение нескольких месяцев подряд. Чушь всякую вытворяли. Q: Какого рода? JL: Обычно участвовали в пьянках. Я любил купить выпивку в каждом баре Америки. Временами мне нравилось принять немного допинга. Забить косячок. Но никогда не употреблял кокаина. Хотя я не против, если кому-то это надо. Q: Как вы относитесь к тому, что много ваших старых песен ELO пользуются, это странно, славой, как "виновницы наслаждений"? JL: Сначала я подумал: "Они издеваются", но с другой стороны лучше быть номером один, над которым насмехаются, чем быть на 99-м месте. Поп-музыка - серьезное ремесло, и если она проникает в вас, значит, её задача выполнена. Некоторые из приятных ребят, с которыми я познакомился во время вручения награды, рассуждают почти так же. Джеймс Дин Брэдфилд из Мэникса сказал мне: "Что я хочу сделать - это сочинить характерную песню, подобную вашим." Это тяжело, но думаю, что зачастую результат будет более живуч, чем какие-то серьёзные задачи, которые хотите выполнить. Q: Вы предполагали, что напишете классику, когда завершили Mr Blue Sky ? JL: Нет, мне нравился отрывистый ритм, однако помню, как сидел, слушая оригинал сюиты и думал: "Здесь нет динамики, не хватает верхов, недостаточно средних частот, не хватает басов". И, чёрт побери, вечно я был не прав. С тех пор песню загоняли до смерти. На днях Пол произнёс пару тёплых слов об этой вещи. Q: Пол? JL: Маккартни. Он сказал: "Эта песня нашла своё время, потому что люди любят оптимизм, а сейчас всё очень мрачно. Q: Итак, после тройного завоевания мира благодаря ELO, The Beatles и Thaveling Wilburys, что еще осталось сделать? Остался ли ещё кто-то, кто вам очень нравится, но ещё не работали с ним? ДЛ: Честно говоря, нет. Мне невероятно повезло. Я поработал со всеми людьми, которых любил и на ком вырос, такими, как The Beatles, Рой Орбисон и Боб Дилан, с большинством из них мы тоже стали друзьями. Я прожил мечту любого фаната. Пока он сопровождает меня к воротам, Линн рассказывает о том, как познакомился с Томом Петти. Как-то днём он пешком гулял по Лос-Анджелесу - не за рулем, как большинство местных жителей. Петти узнал его, остановил свою машину и предложил Линну вместе написать несколько песен. Вот так просто. Результатом стал Full Moon Fever, первый альбом Петти без его Сердцеедов, содержащий множество отличных треков, таких как Free Fallin', Running Down Dream, напоминающих линновские мелодии. Немногие люди знают об этом, - замечаю я, - они могли бы быть в курсе, если бы вы давали больше интервью. "Возможно, прозвучит своеобразно, но мне нравится, чтобы за меня говорила музыка", - хихикает Линн, - "У моей музыки нет бирмингемского акцента, так что вы вполне способны понять её." Ну вот, немножко приоткрылся внутренний мир Линна. Не так много, но всё равно можно сделать некоторые выводы, позитивные и не очень: 1. Что Линн - Музыкант от Бога и бесконечно предан музыке. 2. Что он - большой скромняга, тонкий лирик и настоящий романтик в душе, о чём говорят все его творения. 3. Что Джефф не моралист по натуре, и по молодости ничем не отличался от своих собратьев: и травку покуривал, и куролесил (что не мешает ему оставаться джентльменом). 4. Что у него более 30 лет как потерян интерес к концертным турам, а потому все наши надежды на его приезд в Россию можно успешно похоронить. Пожелаем крепкого здоровья ему и много света в жизни! Если обнаружите - сообщайте, пожалуйста, обо всех косяках в переводе текста, которые целиком на моей совести.

Voldar: Goldenday пишет: Петти узнал его, остановил свою машину и предложил Линну вместе написать несколько песен. А Джефф,наверно подумал,что этот белобрысый тип решил его ограбить.

AlexYar: Дим, все классно, спасибо! "Thing Livin' " - не в счет! На самом деле много чего интересного о личности Джэффа открывает это интервью. Хотя, так или иначе, все это уже известно в околоЛинно-ЭЛОшных кругах....

Шубидуба: Димка! Спасибо, просто блеск!

Goldenday: AlexYar пишет: "Thing Livin' " Саш, спасибо! Исправлю. Шубидуба пишет: Димка! Спасибо, Старался...

Sergey`M: Всем привет!!!! Дима, спасибо за эксклюзивный материал, супер интересный! Молодец! Неужели Линн забивал косячок? Прикольно, наверное при написании некоторых вещей тоже баловался .

Goldenday: Привет, пропащая душа! Sergey`M пишет: наверное при написании некоторых вещей тоже баловался Во время написания - не знаю, а между делом точно позволял себе. I liked a bit of dope now and again. Pot. Pot на жаргоне: марихуана, гашиш.



полная версия страницы